Возврат имущества, отобранного во время коллективизации

   Многие граждане, предки которых в прошлом подверглись политическим репрессиям и раскулачиванию довольно плохо знают о том, как вернуть репрессированное имущество. В рамках одного из разделов действующего законодательства определяются условия и правила возврата перечисленного имущества отдельным гражданам.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по гражданским делам разъяснит Вам, как получить компенсацию за раскулачивание, все про компенсацию родственникам репрессированных, какими льготами могут пользоваться дети репрессированных родителей: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

Как получить компенсацию за раскулачивание?

   Конфискованным считается имущество, в отношении которого имелись указания, содержащиеся в приговорах суда или решениях органов, относящихся к числу внесудебных.

Вернуть утраченное таким образом имущество или возместить его стоимость в форме выплаты денежной компенсации за раскулачивание, имеют право в том числе те, кто проживает за пределами РФ, каждый такой случай рассматривается в индивидуальном порядке.

   В отношении наследников репрессированных граждан имеются определенные исключения, возврат имущества, ранее подвергавшегося конфискации и возмещение его оценочной стоимости на конкретный момент времени производится тем лицам, которые считаются по закону первоочередными наследниками, в том числе детям, родившимся после смерти родителя, подвергшегося раскулачиванию. Право наследования наследниками второй очереди не предусмотрено, например, компенсация внукам репрессированных не положена.

   Со столь специфического имущества, возвращенного наследникам, последние не должны платить никаких налогов и вычетов. Возврат имущества наследникам репрессированных граждан возможен только в том случае, если это можно сделать физически, однако в некоторых ситуациях по ряду обстоятельств, предусмотренных законодательством, данное действие невозможно.

   Возмещение стоимости имущества осуществляется, если реабилитированные лица согласны на такое решение, когда конфискация имущества свершилась, как факт, что подтверждается документально, но бумаги об его объеме и состоянии утрачены по каким-либо причинам.

Возврат имущества, отобранного во время коллективизации

   Наш адвокат:

  • поможет составить обращения по вопросу во все специализированные органы по месторасположению или продаже имущества на территории РФ, если таковая имела место на тот момент, когда были применены меры раскулачивания, независимо от места нынешнего проживания лица, у которых незаконно было изъято имущество
  • поможет в сборе доказательств нарушенных прав, ведь дополнительно к заявлению прикрепляются любые материалы, способные выступить в качестве подтверждения данного факта
  • составит жалобы, в случае незаконных действий или бездействий государственных органов в направлении защиты прав репрессированных и их родственников
  • будет представлять Ваши интересы в суде, в случае необходимости

Возврат имущества, отобранного во время коллективизации

Автор статьи:

© адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры»

А.В. Кацайлиди

  • Отзыв по гражданским делам
  • Отзыв по банкротству физических лиц
  • Отзыв по сопровождению бизнеса

г. Екатеринбург, пер. Отдельный, 5

  1. остановка транспорта Гагарина
  2. Трамвай: А, 8, 13, 15, 23
  3. Автобус: 61, 25, 18, 14, 15
  4. Маршрутное такси: 70, 77, 04, 67

У наследников дворцов и усадеб появился шанс

Есть несколько путей возвращения имущества, правда реституцией в строгом юридическом смысле они не являются. Дореволюционную недвижимость будут возвращать в индивидуальном порядке

Возврат имущества, отобранного во время коллективизацииФОТО: serednikovo.ru

Лет пятнадцать назад тема реституции – возвращения имущества владельцам и их прямым потомкам не сходила со страниц СМИ. Эксперты, потомки дворянских фамилий и просто интересующиеся обсуждали возможные пути реституции.

На практике вся эта дискуссия не вылилась ни во что конкретное, как видно на примере одного из первых инициаторов возвращения национализированной недвижимости – Евгения Мещерского с Украины. Потомок княжеского рода Мещерских решил пойти в лобовую атаку на российское государство.

Он предъявил документы на право владения усадьбой Алабино под Москвой и начал ходить по инстанциям. На тот момент от усадебного дома оставались одни руины, а пригоден для жилья был только флигель. Поначалу Мещерскому удалось договориться с местной администрацией, и он вместе с семьей занял флигель. Но дальше флигеля дело не двинулось.

К началу XXI века стало ясно, что усадьбу ему никто не вернет, и «князь» куда-то пропал, вроде бы даже освободив усадебную жилплощадь.

В последнее время в России вновь заговорили о возвращении собственности потомкам тех, у кого она была отнята после октябрьского переворота.

Отчасти разговоры подогреваются принятием нового Земельного кодекса, где зафиксировано право собственности физического лица на землю, еще в большей степени – решением государства вернуть право собственности на землю под культовыми строениями религиозным организациям.

То есть, вроде бы, процесс медленного признания прав «исторических» владельцев недвижимого имущества, как в случае с религиозными организациями и общинами, пошел.

Однако реституция, которая в глазах большинства населения до сих пор выглядит эдакой благостной картинкой возвращения дворцов и поместий благодарным отпрыскам, — гораздо более сложный и болезненный процесс.

Юристы однозначно говорят о невозможности так называемой «абсолютной реституции», когда потомкам владельцев возвращают весь фонд недвижимого имущества, национализированного после революции 1917 года. Дело упирается в отсутствие у подавляющего большинства наследников документов на имущество. Советская власть и разруха послереволюционных лет уничтожили бумаги.

Объяви сегодня реституцию, громадное количество наследников автоматически лишится легальных путей возвращения бывшего имущества. Потому что раз нет документов, то нет и прав.

Главное, оно же пока и непреодолимое, препятствие на пути хотя бы частичного возвращения былой недвижимости – в нежелании законодателя даже обсуждать этот вопрос. И его, законодателя, можно понять. Немалая часть объектов дореволюционной недвижимости имеет статус памятников архитектуры.

У государства есть сомнения в целесообразности их передачи в частное управление и тем более владение. Даже частичный возврат может привести к переделу рынка недвижимости.

К тому же Российская Федерация не является правопреемницей Российской империи и не отвечает по ее обязательствам, а признание прав потомков дореволюционных собственников на свое имущество теоретически может повлиять и на этот вопрос.

Без правовой основы для реституции, казалось бы, более говорить не о чем. Но де-факто некоторые потомки бывших владельцев все же получают свои родовые дома и усадьбы. Сегодня есть несколько путей возвращения имущества, правда, сразу оговоримся, реституцией в строгом юридическом смысле они не являются.

Первый путь предполагает участие в управлении собственностью государства. Человек со звучным именем Михаил Юрьевич Лермонтов – правнучатый племянник великого поэта и президент ассоциации «Лермонтовское наследие» — совместно с государством восстанавливает усадьбу Середниково. На его взгляд, путь государственно-частного партнерства является оптимальным.

В этом случае недвижимость передается наследникам, например, в аренду на 49 лет со строго определенными обременениями по использованию.

В случае с Середниковом, которое имеет большую историческую значимость для страны – здесь четыре лета жил Лермонтов и провел детство реформатор Столыпин, – обременение состоит не только в обязательной реконструкции усадьбы, но и в обеспечении в дальнейшем беспрепятственного доступа граждан к памятнику.

Читайте также:  Повышение Ростелекомом цены за Интернет

Ну и, конечно, право аренды не сделает Михаила Юрьевича полновластным собственником усадебного комплекса. Сам потомок Лермонтова не против такого, как он говорит, «нравственного пути» реституции: «Мы пишем, обращаемся, просим власть вернуть нам собственность. Они идут навстречу».

Потомок дворянского рода Леонтьевых Сергей Александрович Леонтьев выбрал другой путь. Он выкупил бывшую усадьбу предков – Воронино под Ростовом Великим. Покупке предшествовал ряд счастливых и случайных совпадений.

Национальный фонд «Возрождение русской усадьбы» опубликовал в газете «Новая деревня» заметку о выставленной на торги местными властями усадьбе Воронино. Сергей Александрович совершенно случайно наткнулся на публикацию и на собственные средства совместно с фондом выкупил Воронино, музейно-гостиничный комплекс.

Обязательный статус музейно-гостиничного комплекса тоже был обременением со стороны государства. Сегодня Леонтьев владеет только комплексом зданий, с оформлением в собственность земли возникли проблемы по линии Регистрационной палаты.

Сергей Александрович признается, что процесс обретения фамильного наследства был связан с «невероятными трудностями» и он «не завидует никому, кто отважится сегодня на покупку недвижимости предков». Тем не менее Леонтьев уверен, что никто, кроме него, не станет столь же бережно относиться к этой усадьбе.

Автору этой статьи довелось пожить в Чехии, прошедшей в 1990 г. процедуру «абсолютной реституции». Там все и всем вернули. И оказалось, что часть недвижимости так и не обрела своих владельцев.

Крупнейшие замки и виллы в сельской местности, в районах с неразвитой туристской инфраструктурой остались в собственности государства: бывшие владельцы посчитали затраты на реконструкцию и содержание и отказались от родовых гнезд.

Несколько наиболее оборотистых собственников сумели продать замки богатым американцам или европейцам, для которых чешские цены на элитную недвижимость показались умеренными.

Теперь над некоторыми замками – архитектурными доминантами местности — гордо реют американские флаги. По большей части инертным чехам все равно, но представить такое в российской глубинке совершенно невозможно.

В России с момента отъема собственности у частных владельцев прошло почти в два раза больше времени, чем в той же Чехии. Российская дореволюционная недвижимость хоть и имеет статус памятников истории, но состояние ее не в пример хуже восточноевропейского.

Отдельные категории недвижимости, такие как усадьбы, в основном разрушены. А самые лакомые куски дореволюционной недвижимости наследники, скорее всего, не получат никогда.

Поэтому путь индивидуального возврата имущества потомкам бывших владельцев – состоятельным и мотивированным в сохранении родового наследия — представляется наиболее оптимальным.

О субъективизации имущества и коллективизации через сервитутное право

В одной очень старой книге (начала 19в) встретилось решение по спору о границах, которые показалось в высшей степени примечательным не особенностями казуса, а особенностями изложения.

Во-первых, вместо сторон спорили имения. Крестьяне одного имения совершали фактические, как говорилось, владельческие действия в отношении близлежпщего леса и сенокоса, расположенных на чужом участке. Так продолжалось более 10 лет, пока это не обнаружило имение 2.

Во-вторых, дело явно выглядело так, что спорный участок должен если не принадлежать первому имению, то хотя бы на лес и сенокос мог бы быть установоен сервитут.

Потому что спорный участок находился на отдалении от имения, которому принадлежал, а рядом у самого этиого имения были свои лес и сенокос, так что о нарушениях прав собственности второе имением узнало не сразу и, по оценке арбитров начала 19 в, и не должно было узнать. — очевидна нерациональность в распределении собственности.

В-третьих, собственность на спорный участок определялась договором купли-продажи, а также картой, подписанной одним из предыдущих владельцев первого имения. И действительно. Вот когда-то была распределена земля, обычно в результате завоевания. П о отношннию к этому титулу все последующие производны.

Каждому последующему владельцу отводится ровно столько прав, сколько переходит к нем в силу соответствующего фактического состава. Если кому-то передали по договору часть прежнего участка, он и распоряжается только этой частью. Последовательная цепочка договоров определяет права текущих владельцев.

Чтобы эти договоры не противоречили друг другу, они все удостоверялись у местного нотариуса, которые следил за их соответмтвием друг другу. Чем не блокчейн?

Этот ход мысли странным образом оказался в масть с тем представлением о ходе развития вещного права, которое сложилось у меня лично.

Сегодня субъективизация (и да простят мне, что я ставлю имущество субъекта впереди его прав человека, свобод и пр) осуществляется в отношении имущества лица применительно к его долгам перед кредиторами.

Кредиторам при этом надо, чтобы фактический владелец был собственником, чтобы имущество было легче всего распродать, а значит никаких связей между отдельными предметами и еще желательно никаких обременений.

Это представление сложилось под названием унитарной теории собственности в исторические времена и притом в оппозиции к действовавшемв тогда порядку, который, видимо, и отразило это решение.

Данная теория родилась в воспаленном мозгу деятелей начала 19 в., которые хотели построить общество на новых началах. Но поскольку это были люди, которые еще активно преподавали, они также капали на мозг всем.

Основательно накапав, они разложили мозги юристов до того, что мы теперь имеем в вещном праве.

  • Какую альтернативу предлагает прежний взгляд?
  • Субъективизация имущества в смысле объединения и обособления физически разрозненных, возможно, материальных и нематериальных объектов в единый, объединенный хозяйственной целью комплекс, представленный собственником как этаким распорядителем, а не конечной целью существования комплекса, а главное — стремящийся к автономности, то есть вбирающий в себя (понятно, путем совершения сделок лицами, находящимися в управлении этим комплексом) все имущество, которое необходимо для удовлетворения его потребностей без необходимости обращения к другим имущемтвенным комплексам.
  • Но если такая необходимость все же возникла, а договориться не удается?
Читайте также:  Перерасчет платы за период отсутствия потребителя в жилом помещении за коммунальные услуги

В игру вступает сервитутное право, которое позволяет не изъять часть чужого комплекса, но обременить ее так, чтобы, с одной стороны, у одного комплекса не было недостатка, а с другой — у другого комплекса не было избытка. Причем в идеале сервитут здесь не более чем компромисс, которого следовало бы достичь самим имуществам при перераспределении поступлений от предметов, входящих в эти имущества.

Что важно — компромисс, понятный только в контексте стремления имущественного комплекса к автономности. И совершенно непонятный, если это не сама цель.

***

Видимо, где-то так люди жили до пандектистов, которые воплотили в праве идеалы полного замещения «натуральных» хозяйственных связей и автономности рыночными отношениями и сопряженной с ними полной взаимозависимости, а также произвольности, определяемой только выгодностью сделки (соответственно, с утратой автономности как цели формирования имуществ и заменой этого тотпльной зависимостью всех ото всех, а в конечном счете от кредита и потому финансового капитала, пытающегося предвосхитить потребности рынка в соответствующем производстве и не дающего денег тем проиводствам, которые в его глазах бесперспективны).

Остается вопрос: можно ли на самом деле заключать лишь самые выгодные сделки, если субъекты не автономны? Если сначала автономность, а потом рынок, то тогда сначала правильное распределение имущества и элементы передела собственности и коллективизации, а потом уже, как дополнение к этому, можно ориентирваться на выгоду.

Денационализация в России или возможен ли возврат имущества потомкам собственников, переживших национализацию в 1917-1918 гг. Цивилистический кружок

Во многих  странах Восточной Европы, переживших национализацию имущества при установлении социалистических режимов, в 90-ые годы XX столетия прошла денационализация: потомки собственников, чье имущество было национализировано, получили право вернуть себе имущество, когда-то принадлежавшее их предкам.

Смысл денационализации заключался в восстановлении частной собственности и справедливости. У каждого жителя страны, в которой устанавливался социализм, было отобрано имущество, в первую очередь недвижимость — земельные участки.

После падения социалистических режимов люди оказались почти нищими — прав на земельные участки, которые можно использовать в качестве средства производства, ни у кого не было. Ради возрождения собственников проводилась не только приватизация, но и  денационализация (явление часто именуют посткоммунистической реституцией).

Кроме того, с помощью денационализации политики пытались восстановить справедливость — вернуть отобранное, пусть и по истечении длительного времени, и тем самым примирить современное общество с прошлым.

Юридические механизмы денационализации в разных странах варьировались, например, в Латвии пошли по пути отобрания имущества у новых частных собственников ради возврата потомкам прежних; в Чехии, напротив, денационализации подлежало имущество, находящееся в государственной и муниципальной собственности.

В Сербии денационализация была ограничена периодом времени, в течение которого публичное образование не имело право проводить приватизацию имущества, в Восточной Германии, напротив, денационализация сроком не ограничена, из-за этого публичные образования ограничены в приватизации, а потомки прежних собственников многие виды имущества назад не требуют. 

На постсоветском пространстве, за исключением Балтийских стран, денационализация не просто не была проведена, вопрос широко не обсуждался и не было массовой практики, где люди пытались бы виндицировать имущество, отобранное у их предков в 1917-1918 гг. 

Например, в середине 2000-х Русское географическое общество обратилось с иском о признании права в силу приобретательной давности на дом в Петербурге, который был возведен этим обществом в начале ХХ в.

и находился в его собственности до национализации.

Арбитражные суды высказались по этому делу против удовлетворения иска из-за отсутствия реквизитов приобретательной давности, а также правомерности национализации (постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2008 № 780/08).

В 2004 г. Конституционный Суд отказался рассматривать жалобу гражданина Фирсанова А.Н.

на нарушение его прав «Декретом Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 года «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» (Определение КС РФ от 18 июня 2004 г.

№ 261-О), в результате которого его предки утратили право на застроенный зданиями земельный участок. Мотивом отказа рассматривать жалобу явился тот факт, что Декрет утратил силу и Суд не может проверить его на предмет соответствия Конституции РФ.

В  ст. 3 Федерального закона о приватизации сделана оговорка об ограничении сферы действия закона на восстановление имущественных прав собственников, их наследников и правопреемников на имущество, которое было национализировано, конфисковано либо другим способом изъято против воли указанных лиц в государственную или муниципальную собственность».

Таким образом, в настоящее время законодательного механизма для денационализации в России нет, а национализацию 1917-1918 г. нынешний  российский правопорядок оценивает как правомерное действие.

Цель предлагаемого семинара — поговорить, возможна ли денационализация в современной России. Какие аргументы могут быть высказаны в пользу денационализации, а какие — против.

С одной стороны, после национализации прошло около ста лет, имущество длительное время содержалось публичным образованием, а родственные связи с прежними собственниками доказать сложнее и сложнее.

С другой стороны, денационализация является серьезным как политическим, так и юридическим шагом по возрождению частной собственности и способом примирения общества с прошлым.  

Большая часть спикеров семинара — юристы, поэтому на проблемы мы хотим взглянуть не политически, а юридически — какие механизмы денационализации может предложить правопорядок и стоит ли применять меры в этом направлении?

Порядок возврата вещественных доказательств по уголовному делу

Зачастую ко мне обращаются с вопросами о том, как возвратить имущество, вещи, изъятые сотрудниками правоохранительных органов в ходе следствия по уголовному делу.

Порядок хранения, учёта и возврата предметов, изъятых в ходе следственных действий, регламентирован ст. ст. 81, 82. УПК РФ.

Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле у лица, осуществляющего расследование, либо у судьи до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных указанными статьями.

При передаче уголовного дела от одного органа дознания другому или от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.

Читайте также:  Снятие с регистрационного учета

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Понятие вещественных доказательств

Вещественные доказательства — это собранные в установленном законом порядке предметы, обладающие свойствами, способными устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела.

Вещественные доказательства являются одним из важнейших видов доказательств по уголовному делу.

Предметы, которые могут быть использованы в качестве вещественных доказательств по уголовному делу, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу, о чём выносится постановление.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами по уголовному делу признаются:

  • любые предметы, которые служили орудием, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления (например, холодное или огнестрельное оружие, одежда со следами крови, стакан с отпечатками пальцев, замок со следами взлома на двери квартиры, отмычки замков, приспособления для изготовления поддельных денежных знаков и др.);
  • любые предметы, на которые были направлены преступные действия (например, похищенный автомобиль, поддельный диплом и др.);
  • деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления;
  • предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решён вопрос о судьбе вещественных доказательств. При этом:

  • орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • предметы, запрещённые к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности подлежат уничтожению;
  • предметы, не представляющие никакой ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;
  • деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества возвращаются законному владельцу;
  • деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. п. «а»-«в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации (например, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества);
  • документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам и учреждениям;
  • остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъёмки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. После производства следственных действий и в случае невозможности возврата законному владельцу изъятых у него электронных носителей информации, содержащаяся на этих носителях информация копируется и передаётся последнему, о чём составляется протокол. Лицами, которым могут быть переданы (возвращены) вещественные доказательства, являются законный владелец либо государство. Законным владельцем является тот, в чьём владении, пользовании или распоряжении вышеуказанное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершённого преступления или в связи с уголовным делом. Для некоторых вещественных доказательств (например, громоздких предметов, больших партий товаров, скоропортящейся продукции, изъятых из незаконного оборота наркотических средств, алкогольной и спиртосодержащей продукции, денег, ценностей и др.) установлены особый порядок хранения, учёта и возможность их досрочной реализации или уничтожения и утилизации. Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу. Это возможно когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она уже сыграла либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание предмета в распоряжении органа расследования или суда. При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьёй к материалам уголовного дела приобщается документ, подтверждающий данный факт, обычно это расписка владельца, которому возвращены изъятые предметы. Владелец возвращённого имущества восстанавливается во всех своих прежних правах собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда ответственное лицо не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку он обязан обеспечить сохранность переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам законодательством не определён.

Ответственность за сохранность вещественных доказательств

Ответственность за сохранность вещественных доказательств, приобщённых к уголовному делу, несёт лицо, ведущее расследование, а в суде — судья или председатель суда.

Только указанные лица правомочны решать вопрос о возврате вещественных доказательств их владельцу.

В случае утраты или повреждения имущества, предмета, признанного вещественным доказательством и подлежащего возврату законному владельцу, орган власти, не обеспечивший его сохранность, несёт перед владельцем гражданско-правовую имущественную ответственность.

Для возврата изъятых предметов необходимо написать ходатайство о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела на имя следователя или судьи. Данное ходатайство должно быть рассмотрено в трёхдневный срок. В случае отказа в возврате вещественных доказательств, лицо, подавшее ходатайство, вправе обжаловать принятое решение в установленном законом порядке.

Образец ходатайства о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела в орган расследования

Следователю ОРПОТ Дзержинского района СУ УМВД России по г. Перми майору юстиции Петровой А.А.

обвиняемого

Иванова Ивана Ивановича, **.**.1990 года рождения, уроженца г. Перми, зарегистрированного и проживающего по адресу: г. Пермь, ул. Тургенева, д. **, кв. **

  • ХОДАТАЙСТВО
  • О ВОЗВРАТЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  • ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  • ПРОШУ:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *